На прилавках книжных магазинов появился новый, уже третий роман бывшего редактора Vogue, а ныне писательницы Лорен Вайсбергер. Ее имя известно прежде всего благодаря книге «Дьявол носит Prada», вдохновившей Дэвида Фрэнкела на съемки одноименного фильма с Мерил Стрип и Энн Хэтэуэй в главных ролях. В новом произведении, вышедшем в Америке еще в 2016-м и почти сразу завоевавшем статус бестселлера, раскрываются тайны большого спорта и закулисной стороны жизни селебрити.

Главная героиня книги — любимица Америки, молодая теннисистка Чарли Сильвер — становится подопечной легендарного тренера Тодда Фелтнера, скандально известного своим тщеславием и невыносимым характером. Тодд загорается идеей превратить тихую и скромную девушку в королеву глянца, навязывая ей образ селебрити. Теперь с ней работают лучшие модельеры и стилисты, она — своя в мире закрытых VIP-вечеринок, благотворительных приемов и тусовок на шикарных яхтах с голливудскими звездами. Еще один турнир Большого шлема. Еще одно интервью. Еще одна фотосессия. Звезда Чарли сияет все ярче… а сама она все чаще задает себе вопрос: не слишком ли высокую цену приходится платить за успех в мире, одержимом деньгами и славой? 

В распоряжении HELLO.RU оказалась 10-я глава из новой книги Лорен Вайсбергер, с которой мы и предлагаем вам ознакомиться.

Поцелуи на красной дорожке

Майами-Бич.
Март 2016  года

— Чарли! Сюда, посмотри сюда!
— Марко, обернись! Улыбочку!
— Чарли, от кого платье? Чарли, сюда!

Чарли услышала крики даже раньше, чем они вышли из предоставленного турниром «Каддиллака Эска-лейд», остановившегося перед рестораном «Зума». Шагая по синему ковру, выложенному от дороги до ресторана, между двумя рядами папарацци, Чарли чувствовала себя как модель, идущая по подиуму. Джейк был прав: черное платье от Такун, с длинными рукавами, вырезами на плечах и сексуально открытой спиной, стало победителем. Благодаря сандалиям из змеиной кожи и  семисантиметровым каблукам, на которые она неохотно согласилась, и  без того длинные ноги Чарли выглядели вдвое стройнее и вдвое длиннее. Она послушно отказалась от обычного хвостика и  позволила стилисту сделать ей прическу, и  даже Тодд одобрительно кивнул, увидев длинные темные волны, струящиеся по спине.

Марко схватил ее за локоть и  наклонился, чтобы прошептать на ухо:

— Я хотел было извиниться за такой зоопарк, но, думаю, они здесь из-за тебя.

Толпа фотографов и зевак вдруг притихла. Каждый из них явно обдумывал: не находится ли его рот подозрительно близко от ее уха? Между ними что-то есть? Неужели Марко Вальехо и Шарлотта Сильвер встречаются? В  толпе послышалось хихиканье.

Внезапно Чарли пришло в голову, что Мередит права: публика сойдет с ума, если узнает, что она и Марко встречаются. Или спят вместе. Или как там они захотят это назвать. Он сам предложил приехать вместе, так что, похоже, больше не хочет держать все это в  секрете… Может быть, Мередит, Тодд и Джейк говорили дело. Может быть, действительно — пора. И прежде, чем она успела отговорить себя от этого, Чарли повернулась к  Марко, обвила руками его шею и  прижалась губами к его губам. На мгновение она ощутила укол паники, и,
возможно, сожаления — вдруг ошиблась? — однако Марко ответил на ее поцелуй.

Толпа взревела.

— Они поцеловались! Вы видели?
— Боже мой, вы знали, что они вместе? Я  не знал!
— Когда это случилось?
— Они целуются! Идеальная пара  — вы только посмотрите!
И даже:
— Представляете, какие красивые у них будут дети?
— Представляете, как их дети будут бить по мячу?
С  такими-то генами?

Чарли и  Марко расцепили объятия и  улыбнулись друг другу, причем в его взгляде промелькнуло что-то вроде уважения  — возможно, проблеск одобрения ее смелости? Она перевела дыхание.

Теплый ветерок доносил ароматы тропических цветов и  океана. Небо переливалось всеми оттенками розового и  оранжевого, по мере того, как солнце опускалось за пальмы. Чарли наслаждалась идеальным мартовским вечером и  чудесным ощущением теплой руки Марко на своей спине. Но недолго — подбежала Изабель, пиарщица из женской теннисной ассоциации, чтобы спасти их от толпы журналистов.

— Следуйте за мной,  — произнесла она.

Кажется, Изабель сдерживала улыбку? Да, определенно. Она тоже была довольна таким поворотом сюжета.

Зрители продолжали свистеть, со всех сторон неслись одобрительные возгласы, когда Чарли и  Марко, теперь держась за руки, входили в  высокие двойные двери.

— Привет, — сказал Джейк, подходя к ним. Он широко улыбался.
— Джейк, ты ведь знаешь Марко Вальехо, не так ли? Марко, это мой брат, Джейк Сильвер.
Брови Марко очаровательно приподнялись.
— Привет, брат Шарлотты.
— Вы знакомы? — Чарли вопросительно взглянула на Джейка, но тот улыбался, как влюбленный подросток.
— Рад тебя видеть.  — Марко кивнул.
— Чарли, ты выглядишь великолепно! — восторженно пропела Изабелла. Эмоциональность — хорошее качество для пиарщика, и Изабелла всегда нравилась Чарли больше других, но сейчас голос девушки буквально звенел от восторга. — От кого наряд? Платье, обувь, украшения? Мне весь вечер будут звонить, все будут спрашивать…

К Марко подошли несколько теннисистов и  увели его в  сторону бара, где он теперь стоял в  центре круга, образованного высокими красивыми мужчинами, и уже рассказывал какую-то смешную историю. Поймав на себе взгляд Чарли, он закатил глаза и улыбнулся ей, отчего на его щеках появились милые ямочки. Она еле удержалась, чтобы не броситься к  нему.

— Чарли? Платье?
— Что? Извини. Да, платье от Такун, а туфли «Лабутен», — сказала она, тщательно выговаривая названия.
Изабель улыбнулась.
— Знаю, я  безнадежна, если речь не о  носках от «Драймакс»,  — пошутила Чарли.
Джейк окинул ее взглядом.
— Прекрасно выглядишь. Я рад, что ты согласилась это надеть.
Изабель яростно закивала в  знак согласия.
— Я слышала, с «Вог» все прошло отлично. Они потрясающие, правда? Такие профессионалы!
— Да, они, безусловно, лучшие в мире моды, — поддержала Чарли.

Фотосессия, на которой она была сегодня днем, прошла на удивление весело — отличная музыка, красивая одежда, симпатичный фотограф и  целый отряд сверхзаботливых людей. Ей делали разные прически и макияж, подбирали украшения и аксессуары и все время говорили, какая она красивая. Кому такое не понравится?

Помимо Чарли там еще были профессиональная пловчиха, гольфистка и футболистка. Журнал собирался показать, что эти спортсменки (все привлекательные, стройные и все, кроме Чарли, белокурые), которые великолепно смотрятся в  своих спортивных юбках, купальниках, бутсах, намного круче выглядят в  блестящих шелковых платьях с глубокими вырезами, в платьях а-ля русалка, расшитых бисером, или в пышных платьях а-ля принцесса. Съемки проходили в более гламурной обстановке, чем большинство других, где Чарли обычно позировала в  теннисной юбке, кроссовках, майке без рукавов и  напульснике. Как правило, изменялась только ее прическа (коса, хвост или распущенные) и то, как она держала ракетку — изображая какой-нибудь замах, прислоняя ракетку к ноге или опирая ее на бедро. Она снималась в разных городах для местных журналов мод, снималась для «Спортс иллюстрейтед», появлялась на шикарном развороте в «GQ». Но съемки в  «Вог» включали в  себя минимум спандекса, густой макияж и громкие лейблы, супертощих редакторш на заоблачных каблуках, облака сигаретного дыма и океаны шампанского. Это было больше похоже на веселую вечеринку в шикарном загородном доме, чем на очередную необходимую работу.

— Так что у  вас… Ненавижу совать нос не в свое дело, но люди захотят узнать… — Изабель покраснела.

Бедняжка. Она на самом деле не любила совать нос не в  свое дело, за что и нравилась Чарли. Тактичный журналист  — редчайшая порода.

— Мы не случайно пришли сегодня вместе,  — сказала Чарли.
Изабель отвела темную прядь волос за ухо.
— Понятно. Значит, было бы справедливо считать, что вы… встречаетесь? Вы вместе? Я  просто не знаю, что сказать людям, когда они спросят…

Джейк открыл было рот, и Чарли поняла, что он намерен пошутить насчет ее утреннего появления из смежной комнаты. Она бросила на него убийственный взгляд и повернулась к  Изабелле:

— Понимаете, я думаю, мы еще не определились. Вероятно, справедливо сказать, что мы хотим посмотреть, что из этого получится.
— Поняла,  — кивнула Изабелла. Зазвонил ее телефон, и она посмотрела на экран. — Похоже, новость уже обсуждают. — Девушка развернула экран к Чарли. Сообщение от Аннет Смит-Кан, президента WTA, гласило: «Сильвер — Вальехо? Это правда? Умоляю, скажи да».
Все рассмеялись.
— Она сейчас наверху, занимает разговорами кое-каких вип-персон из Южной Флориды, — пояснила Изабелла. — И  я могу вам гарантировать, что она очень, очень рада, что вы двое «смотрите, что из этого получится».
— Нужно, наверное, пойти поздороваться, — сказала Чарли. — Джейк, пойдешь со мной?

Следующие два часа слились в счастливый хаос. Чарли обходила зал и болтала с работниками WTA, теннисистами, местными знаменитостями (все «Отчаянные домохозяйки», Марк Энтони, Тайгер Вудс)  и, конечно же, с  Марко. С  ними обращались как с  особами королевской крови, королем и королевой дворцового бала; это был самый веселый прием для теннисистов из всех, на каких успела побывать Чарли. Приемы в  Майами всегда были лучше, чем в большинстве других городов, но, как правило, отличались чересчур здоровой едой, слишком громкой музыкой, стайками теннисных групи и одним и тем же набором персонажей. Хотя посещение было обязательным, все мечтали поскорее отправиться в свою гостиницу.

«Теннисисты — привлекательные мужчины, но не лучшая компания для вечеринки», — говорила Пайпер всякий раз, когда Чарли тащила ее на очередное теннисное мероприятие. Однако сегодня, несмотря на нервы по поводу матча, назначенного завтра на раннее утро, и усталость от слишком большого количества людей, Чарли отлично проводила время.

— Я вызвал свою машину, — прошептал Марко, наклоняясь к  ее уху.  — Поедешь со мной?

Они сидели на банкете рядышком и ели сашими из одной тарелки. Чарли, как обычно, пила «Пеллегрино», Марко в  начале вечеринки выпил бокал пива, а  затем переключился на содовую.

— Прибыли и уедем вместе? — кокетливо спросила Чарли.  — Что люди подумают?
— Меня не волнует, что они подумают,  — проговорил он, и Чарли ощутила порхание в  животе.

Она прикинула, сколько у них времени. Сейчас начало десятого. К тому времени, когда они попрощаются со всеми, пройдут обратно по ковровой дорожке и доедут до гостиницы, будет десять. Визит в комнату Марко займет минимум час, и она знала, что потом не сможет сразу заснуть. Матч назначен на девять утра; она уже попросила разбудить ее в шесть и потом еще на всякий случай позвонить в шесть пятнадцать. Визиты сюда не вписывались.

— Прости, я бы с удовольствием. Но я с утра играю. Так что поеду в  гостиницу с  братом.
— С братом? По-моему, мое предложение лучше.

Он якобы обиженно надул губы, и  Чарли еле удержалась, чтобы не поцеловать его у  всех на виду.

— Конечно! Но ты ведь знаешь, что произойдет, если мы поедем домой вместе.
Марко погладил ее по бедру.
— Знаю…

Чарли простонала — она надеялась, что тихо, но, кажется, несколько теннисистов, сидящих за соседним столом, обернулись. Когда Чарли встала и отправилась на поиски Джейка, появилась Наталья — тоже в платье от Такун, только эффектного оттенка фуксии, и она явно его изменила, сделав вырез глубже и  укоротив подол. Ее туфли сверкали, словно осыпанные леденцами, а каблуки были не меньше двенадцати сантиметров, что для теннисистки неслыханно: чрезмерная нагрузка на свод стопы и лодыжки. Но для Натальи никакие законы не писаны.

— Шарлотта! Это ты? Не узнала тебя без обычных цветочков. Мы с тобой шикарно выглядим, да? Прямо как сестры!  — затараторила Наталья, ее русский акцент был сегодня заметнее, чем обычно.
Она повернулась к Марко и только что не замурлыкала:
— Привет, дорогой. Выглядишь прекрасно!.. Впрочем, как и  всегда.
— Наталья, а  где твой бойфренд? Пишут, что его могут перевести в  «Баффало». Ужасно! Ты, наверное, огорчена. — Чарли произнесла это со всем поддельным сочувствием, на какое была способна.
Глаза Натальи сузились в  щелки.
— Такова жизнь профессиональных футболистов. Идут, куда велено. Не всем везет завести дружка, который занимается тем же видом спорта.
Чарли просияла.
— Да, я определенно рекомендую так поступить. Гораздо удобнее. Но я рада, что ты встретила Бенджи. Все говорят, что футболисты тупые, но он, кажется, очень хороший парень.
— А где он, кстати? — спросил Джейк, как раз в этот момент подходя к  Чарли. — Я  думал, Бенджи сегодня будет здесь, раз уж мы находимся в его родном городе.
Наталья разъяренно уставилась на Джейка.
— Думаешь, он захотел бы еще раз прийти на один из этих приемов? Я увижусь с  ним позже.
— Дамы, Джейк, спокойной ночи,  — сказал Марко. 

Он поцеловал в щеку Наталью и коснулся губами уголка губ Чарли.

— Разве ты не уходишь с ним?  — удивилась Наталья, глядя на Чарли. — Такая обаятельная пара… Лучше не спланируешь.
— Ты о  чем?  — спросила Чарли.

Однако Наталья уже отвернулась, чтобы поздороваться со стайкой ребят студенческого возраста, которые путешествовали с  женским турне в  качестве спарринг-партнеров. Дэн тоже был приглашен на вечеринку, но он, как всегда, отказался.

Джейк мягко потянул Чарли за руку.
— Ты уверена, что не хочешь поехать с  Марко?
— Уверена. У меня матч завтра рано утром. Пошли.
Джейк колебался, и Чарли уставилась на него с подозрением.
— Джейк? Что происходит? Кто твоя цель?

Он раздраженно фыркнул, и Чарли невольно улыбнулась. Ему всегда шли темные костюмы с  белой рубашкой, не застегнутой на верхнюю пуговицу. Он не был так красив, как Марко, но его высокий рост и вседа ухоженный вид — аккуратная модная бородка, идеально ровный загар, дорогая стрижка, которую он педантично корректировал у стилиста раз в двадцать один день — делали его привлекательным в глазах и мужчин, и женщин. Вне работы Джейк носил узкие обтягивающие джинсы и  кашемировые свитера. Добавьте сюда очки в крупной черной оправе и винтажные кроссовки «Найк», которых у  него был миллион,  — и  Джейка можно было принять за кого угодно, от модного гея из Челси до молодого, клевого нью-йоркского папаши. Чарли в  тысячный раз задавалась вопросом, почему он до сих пор не встречается с кем-то потрясающим.

— Цель? Очень любезно. Как будто мне нужно устраивать охоту, чтобы затащить жертву в  постель.
— Я не так выразилась…

Чарли проследила за его взглядом. Джейк пристально смотрел на Наталью, раздающую воздушные поцелуи мальчикам-студентам. Даже на другом конце зала она притягивала всеобщее внимание.

— Глядя на нее, ты, наверное, думаешь, что женщины не так уж плохи?
— Ох, прекрати, Чарли! — огрызнулся Джейк и прежде, чем Чарли успела ответить, направился к  двери.

Она удивилась его резкому тону. Ничто не выводило Джейка из себя, никогда. И, уж конечно, не Наталья Иванова. В гостиницу ехали молча. Чарли терпеливо ждала, что он извинится или объяснит свою выходку, но когда они вошли в вестибюль, Джейк торопливо попрощался и нырнул в лифт, не дожидаясь ее ответа. Она заглянула в бар, в надежде наткнуться на Марко, хотя понимала, что он наверняка уже спит. Войдя в  свою комнату, она переоделась, завела будильник на телефоне и на всякий случай позвонила на ресепшен, чтобы напомнить о заказанном на утро звонке для пробуждения. Потом залезла под одеяло и выключила свет. Она лежала на спине неподвижно, вытянув руки ладонями вверх, и размеренно дышала (четыре счета — вдох, четыре счета — выдох), пока не почувствовала, как тело начинает расслабляться. Сегодня был отличный вечер  — лучше, чем она могла ожидать. Они с Марко теперь официально пара, по крайней мере, в  глазах публики. Вдох-выдох. Новый тренер ведет ее в нужном направлении, к вершине рейтинга, и его методы, похоже, работают. Вдох, длинный выдох. Завтра у  нее будет трудная соперница — на этом уровне они все такие, — но Чарли испытывала удивительное спокойствие и полную уверенность, что она выиграет и пройдет на следующий этап турнира. Вдох-выдох. Все постепенно меняется к  лучшему. Наступает ее время.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

4 + 9 =